Люблю, но в другом смысле

Отношения были замечательными, а стали — запутанными… Не придуманная история.

С Валькой мы знакомы уже давно, но виделись за эти годы не особенно часто. Он жил в другом городе, мы с любимым приезжали туда в гости к моей школьной подруге Ане — и с ним познакомились там, в компании общих друзей. Валентин из всех днепропетровских ребят больше всего с нами общался. Мы с удовольствием проводили время вчетвером: я с Сашкой, Аня и он. У Валика была девушка, но он объяснил, что она «домашняя», не очень любит прогулки и посиделки, так что мы ее даже, ни разу не видели.

После возвращения домой наша дружба перешла в «виртуальную область»: общение по аське, комментарии друг другу в блогах. Мы еще пару раз виделись: вместе ходили в поход, вместе ездили на музыкальный фестиваль… С Валиком всюду было легко: он никогда не напрягал, и возникающие в пути проблемы всегда как-то ненавязчиво решал или сглаживал. Саша даже прозвал нашего друга «миротворцем».

Несколько месяцев назад Валька сообщил, что переезжает в наш город, будет тут работать. Мы с Сашкой помогали ему с переездом, потом весело отмечали его новоселье на съемной квартире… И тут буквально через пару недель он нам звонит и грустно сообщает: его фирма на мели, большинство сотрудников уволены. «Домой возвращаться мне не хочется, — добавил он, — меня там ничто уже не держит. С девушкой своей я рассорился, с матерью отношения тоже не очень, да и настроился уже на перемену в жизни… Останусь тут, буду искать работу».

Валик развил бурную деятельность, но результатов она почему-то не приносила. Мне хотелось как-то поддержать, отвлечь приятеля. По вечерам мы часто бродили по улицам, болтали, я показывала ему интересные места. Сашка присоединялся к нам редко: он работает допоздна. Любимый пару раз в шутку говорил: «Смотри, начну ревновать!», но тут мы начинали смеяться: рыжий лопоухий Валька очень уж не похож на мачо-соблазнителя.

Работа так и не нашлась. А еще умерла Валькина бабушка, оставила ему квартиру. И наш приятель вернулся в свой город… А вскоре я получила от него пронзительное письмо с признанием в любви. Оказывается, наши прогулки были для него «счастливейшими моментами» в жизни, и я для него — самый близкий и родной на свете человек… И он с радостью продал бы эту квартиру, лишь бы быть поближе ко мне…

Я ответила ему как могла дружелюбно-утешительно. Он стал писать мне часто, с подробными рассказами о своей жизни. Надо сказать, что они вовсе не напрягают — пишет Валя очень интересно. Но я все равно чувствую себя как-то неловко. Я очень тепло отношусь к Валику, мне очень нравится с ним общаться, но ведь… я вижу, что ему хочется большего! Он, конечно, не говорит прямо: «Бросай Сашку и будь моей», он старается быть осторожным и повторяет: «Я только хочу, чтобы у тебя все было хорошо», но прорываются у него и фразы, которые заставляют меня краснеть.

Переписка и перезванивания продолжаются, но наше общение постепенно перестает быть таким, же естественным и веселым, как было раньше. Я чувствую себя как-то не в своей тарелке, хотя ничего плохого, вроде бы, не сделала — ни по отношению к Саше, ни по отношению к Валику. Не знаю, как себя теперь вести. Если я пишу Вале что-то хорошее, приятное — мне кажется, что это может быть похоже на провокацию, заигрывание. Если отвечаю на его излияния шуткой или сдержанно — боюсь сделать ему больно своей холодностью. От любимого, получается, у меня появились секреты. Но не могу, же я поделиться с ним Валькиными историями и переживаниями, которые предназначались только для меня?

Кроме того, теперь я боюсь еще и задеть Сашку тем, что чересчур много внимания уделяю другу… И это еще мы не пересекаемся «вживую»! А как я буду себя чувствовать, когда мы с Саней опять отправимся, как планировали, в гости в Днепропетровск? Может быть, самым разумным вариантом было бы как-то постепенно свести наше общением с Валиком на нет? Но так не хочется терять такого приятного собеседника и хорошего товарища! Я по-своему люблю Вальку. Просто в этом моем чувстве совершенно отсутствует сексуальный компонент. А в его чувстве ко мне, как оказалось, очень даже присутствует… Как же сохранить добрые отношения, почувствовать себя комфортнее и не запутать ситуацию окончательно?

Говорит психолог.

«Распутать» усложнившиеся отношения вполне реально. Существенно облегчит задачу исполнение несложных правил. Перво-наперво нужно неопределенность превратить в определенность и задать рамки общения. Письмом, а еще лучше при встрече тет-а-тет, известить приятеля о невозможности сближения. Основная идея — «ты замечательный, но я люблю другого и хочу быть с ним». На переходный период отказаться от встреч с глазу на глаз и совместных поездок. Совершенно недопустимо погружение в личные переживания Валика.

Регулярное чтение откровенных писем и дружеские ответы на них только усиливают привязанность. Для пользы дела понадобится эгоистическая отстраненность и даже некоторая «черствость». Следует всячески содействовать трудоустройству приятеля. Успешный мужчина менее сентиментален и чувствителен к сердечным переживаниям по сравнению с не успешным. Однако самое главное для Кати — это добровольно отказаться от удовольствия восхищать несчастного поклонника.

Теги : отказали в любви, хочет остаться друзьями, как остаться с парнем друзьями, нам лучше остаться друзьями, девушка предлагает остаться друзьями, истории из жизни женские, женские истории о любви, девушка говорит что любит другого, психология отношений, как отказать парню

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 777 раз(a).
 

Оставьте свой отзыв!